все записи

развернуть

Павел Кашин: Я пишу свои песни, когда мне очень хорошо

Этот поэт, музыкант и исполнитель в творческом мире стоит особняком. Причем стоит весьма давно и прочно.

Скромного юношу с обезоруживающей улыбкой и негромким, проникновенным, слегка детским голосом,  в первой половине 90-х певшего про «гномиков» и «дивный чудный город»,  хорошо помнят обладающие избирательным вкусом слушатели.

Романтичная «Барышня» и философский «Подсолнух» - его же рук (точнее, пера) дело.

Добившись признания публики, юноша исчез с отечественной сцены и, собственно, из самого государства. Но вскоре вернулся, и с тех пор уже многие годы с завидной периодичностью радует публику новыми песнями и, соответственно, альбомами, которые он сам не считает – знает только, что два десятка уже точно есть.  Причем все они очень разные, и откуда у их автора берется такой «настроенческий» диапазон, можно только догадываться. Догадываться – потому что много он о себе не рассказывает. Похоже, в силу убеждения, что все, что нужно знать публике, она узнает (а что не узнает, то додумает!) из его песен. И, вероятно, он прав. Потому что его песни содержат  глубину, в которой можно найти ответы на тысячи вопросов.

Досье собеседника

Павел Кашин (настоящая фамилия – Кваша) – поэт, музыкант, исполнитель.

Родился в 1967 г. в Кустанае (Казахстан).

Окончил музучилище по классу баяна, получил диплом дирижера народных оркестров.

Профессиональную творческую деятельность начал в 1989 г. в группе Михаила Башакова «Духи».

В 1992 г. выпустил дебютную сольную виниловую пластинку «Гномики» и взял себе творческий псевдоним. С момента выхода первой пластинки по настоящее время выпускает альбомы практически ежегодно.

В 1997 г. на 2 года уехал в США.

Вернувшись в Россию в 1999 г., возобновил творческую деятельность. Жанр, в котором работает Павел Кашин, ряд музыкальных критиков называет «интеллигентной рок-музыкой».

За больше чем 20 лет сольного творчества выпустил порядка 20 альбомов, среди которых – «По небесным грядкам», «Подсолнух», «Эйфория», «Глазами Будды», «Солнцеклеш», «Лунатик», а также нашумевший альбом «Эра любви», в который неожиданно для поклонников Павла вошли произведения, содержащие ненормативную лексику, включая заглавную одноименную песню.

Кроме собственно написания песен и концертной деятельности, в последние годы занимается продюсированием, фотографией, участвует в создании художественных фильмов.

Живет «на два дома» – в Москве и Санкт-Петербурге.

«В МУЗЫКАЛКУ МЕНЯ ОТДАЛИ РОДИТЕЛИ  - Я ТУДА НЕ ХОТЕЛ»

Не знаю, сочтете вы за комплимент или, наоборот, вам это будет неприятно слышать, но мне кажется, что в своем творчестве вы находитесь как бы «сами по себе», не принадлежа строго к тому или иному музыкальному направлению. Где-то я встречала характеристику вашего творчества как «интеллигентный рок». Это вы сами придумали?..

П.К.: - Нет, я сам не придумывал ничего. Я слышал много вариантов, как это можно назвать. Я не знаю…

- Тем не менее, «творите» вы весьма продуктивно – у вас сейчас вроде как 20-й альбом на подходе?

П.К.: - Слушайте, я там потерялся в их количестве… Но да, примерно двадцатый.

- Наверное, не ошибусь, если скажу, что они друг на друга непохожи. Это вы так эволюционируете с течением времени? Либо вы каждый альбом намеренно делаете непохожим на предыдущий – чтобы не надоесть себе и слушателям?

П.К: - Да, просто человек меняется, и меняются альбомы… Я не то чтобы сильно стараюсь изменять, но они изменяются – вместе со временем, вместе со мной.

- Насколько я знаю, вы не из творческой семьи происходите?

П.К.: - Совершенно верно. Я музыкант в первом поколении.

- Тогда вопрос – как вы пришли в творчество? И насколько рано вы почувствовали это свое призвание?

П.К.: - В музыкальную школу меня отдали родители. Я не хотел туда…

- Даже так – не хотели?..

П.К.: - Да, представьте себе, не хотел. Но потом понял, что лучше на сцене быть, когда мне было 13 или 14 лет… да, в 13 лет во Дворце пионеров я на бас-гитаре на танцах сыграл, и тогда понял, что «на сцене» лучше, чем «под сценой».

- А стихи в каком возрасте начали писать?

П.К.: - Рано – лет в 5, наверно.

- Показывали кому-то? Как вы вообще поняли, что ваше творчество нравится людям?

П.К.: - Стихи, которые «нравятся людям», я начал писать где-то в 18 – 19 лет, наверное. Нет, пожалуй, в 14 даже. Потому что я помню, что в школе для участия в конкурсе я сочинил песню, и меня не приняли – сказали, что это не моя песня.

- Обидно было?

П.К.: - Сейчас уже не помню. Наверное, да. Но ничего страшного.

- А потом, после того, как был сделан первый шаг? Насколько было сложно о себе заявить? Ведь стихи в юности пишут многие, а кое-кто и музыку, но далеко не всем удается добиться признания и известности. Тем более – тем, кто изначально не происходит из творческой и столичной среды... 

 

П.К.: - Это не просто тяжело… Это приблизительно равно чуду. Стать известным человеком – это, в принципе, сравнимо с превращением камней в рыбы и хлебы.

- То есть в вашей жизни случилось чудо?..

П.К.: - Да, конечно.

«Я НЕ БЕРУ В МАШИНУ ЛЮДЕЙ, С КОТОРЫМИ ПОПАДАЮ В ПРОБКИ»

- Вы вообще фаталист?

П.К.: - Я верю в судьбу.

- А суеверным человеком вас можно назвать? Как правило, артистам и прочим творческим людям это присуще…

П.К.: - С натяжкой – можно. Я думаю, что все люди какой-то мере суеверны, просто в разных «областях», скажем так.

- А у вас это в чем заключается?

П.К.: - Ну, например, я не беру в машину людей, с которыми попадаю в пробки…

- Что, есть такой «контингент»?

П.К.: - Конечно. Есть люди, которые стоят в пробках, и есть люди, ездящие по свободным дорогам… Вообще, я стараюсь меньше общаться с людьми, которые все время попадают, что называется, не в то место и не в то время. Вообще, есть такие люди… как бы «потерянные». Люди, находящиеся не в ритме жизни.

- Неудачники?..

П.К.: - Я бы сказал, «неосознанные».

- То есть у каждого человека есть нечто, что он должен осознать?

П.К.: - Понимаете, неудачливость – это такое понятие… Например, Собчак, которая написала книгу о том, как достичь успеха… Девушка, которая считает, что родиться в семье мэра и стать чуть ли не порнозвездой – это история успеха… (многозначительно замолкает – авт.).

- Хорошо, а что для вас тогда означают успех, счастье? Деньги-здоровье-слава-религия… любовь, наконец? Вы уже для себя определили?

П.К.: - Счастье – это когда не приходится делать того, чего не хочется делать. Соответственно, нужда этим заниматься означает отсутствие счастья. И когда тебе приходится искать заработков, просить у кого-то чего-то… Счастье – это когда ты живешь вместе с течением жизни. Хотя замечу, что я счастливых людей очень мало знаю вообще.

- А как вы думаете, всё ли в руках человека? Вот, например, он хочет заниматься тем, чем хочет, но – по каким-то причинам не может? Ну, не получается у него…

П.К.: - Это зависит от мозга. У очень многих людей мозг настолько «зависший», что они не могут просто выкарабкаться обратно и начать жить нормально.

- А лично вы будете чего-то добиваться, если это что-то вам явно не дается? Будете упорствовать, что называется, пробивать стены лбом?..

П.К.: - И да, и нет. Потому что я не то чтобы стремлюсь упорно добиваться, «пробивать стены», - я просто планомерно иду к своей цели. Я не напрягаюсь сильно и одномоментно – я поступательно «напрягаюсь» каждый день.

«НЕНОРМАТИВНАЯ» «ЭРА ЛЮБВИ» - ЭТО ОДИН ИЗ САМЫХ КРАСИВЫХ МОИХ АЛЬБОМОВ»

- Возможно, я уже далеко не первая, кто задает вам этот вопрос, и, возможно, он вам неприятен, но не могу не спросить. Нашумевшая «Эра любви» – кое-кого из ваших поклонников она шокировала, потому что многие привыкли видеть в вас эдакого романтика, нежно-возвышенного, а тут вдруг такое… Мало того, что ненорматив, так еще и жесткость, которая вроде как вам и не присуща. Это что было – желание выйти за рамки своего амплуа, или правда жизни накопилась?..

П.К.: - Это были просто песни, которые «сочинились»… Другое дело, что они сочинялись не в одно время, в разное, но вошли в один альбом, чтобы писать только на одном альбоме, что там есть ненормативная лексика, вот и всё.

- Но дело-то, как на мой взгляд, не только в ненормативной лексике. Сам напор…

П.К.: - Нет, ну на все результаты, конечно, влияют какие-то причины. Тогда был год такой – и кризисный, и мои друзья все попадали в какие-то переделки. Люди как-то особенно явно озлобились, стали жаднее, стали делать больше подлостей…

- Вы не жалеете о том, что эти песни увидели свет?

П.К.: - Нет. Я думаю, что это либо самый красивый мой альбом, либо один из самых красивых.

- А сейчас уже не тянет на подобное? На протест, на ненорматив?

П.К.: - Сейчас не тянет. Но если потянет – напишу.

- Вообще, вы согласны с тем, что стихи лучше пишутся, когда на душе кошки скребут?

П.К.: - Нет. Я пишу, наоборот, когда мне очень хорошо.

- А когда не очень?..

П.К.: - Когда «не очень», я отдыхаю.

- Как преодолеть это состояние и восстановить внутреннюю гармонию?

П.К.: - Да просто высыпаться, не пить и не заниматься фигней, вот и всё.

- Многие люди наверняка хотят к вам приблизиться, проникнуть в ваше личное пространство… Как вам удается оберегать себя, свой мир от этого?

П.К.: - Просто я веду себя как нормальный человек, и ко мне никто панибратски не подходит обычно, не досаждает. Так что все нормально.

«Я ИСПОЛНЯЮ ТОЛЬКО ТЕ ПЕСНИ, КОТОРЫЕ МНЕ ХОЧЕТСЯ ИСПОЛНЯТЬ»

- Побывав на вашем концерте, я заметила, что ваша публика полюбившиеся ей песни хочет слышать снова и снова. Вы весь этот «список» прекрасно знаете – это те же «Гномики», «Город», «Подсолнух», «Барышня»… Вас не задевает то, что требуют именно старых песен?

П.К.: - Нет. Просто люди хотят того, что они знают, – они не могут хотеть песен, которых они не слышали. Это нормально.

- Знаете, как бывает – актер сыграл какую-то роль, удачно сыграл, публика восприняла на ура – а он эту свою роль ненавидит. Вот у вас так не происходит – публике нравится та или иная песня, а вы ее считаете не самой удачной? Или она вам уже оскомину набила, и вам не хочется ее исполнять…

П.К.: - На самом деле, я исполняю песни, которые хочется исполнять, и у меня, слава Богу, очень много песен… И я приучил публику к тому, что она абсолютно спокойно слушает новые песни, и ей это нравится.

- Лично у меня ваш «Подсолнух» - одна из самых любимых композиций, и отдельного слова заслуживает клип – я просто была поражена, как в две минуты можно уложить такой глубочайший смысл, показать всю эволюцию, которую человек проходит от юности до старости. Расскажите немножко подробнее об этой песне и об истории создания клипа на неё. Я слышала, что он был создан совместно с Михаилом Башаковым…

П.К.: - Башаков не причем там вообще. Деденёв (Борис Деденёв, петербургский клипмейкер – авт.) снимал клип, и вся идея была Деденёва. Так что мы с вами ему должны быть благодарны. А саму песню я написал на день рождения свой, мне 29 лет было…

- То есть она в самом деле автобиографична? «Мне 30 лет неполных…»?

П.К.: - Да, абсолютно.

- Проанонсируйте альбом, который мы в скором времени надеемся услышать. Есть ли в нем какая-то принципиальная изюминка, которая в очередной раз сделает альбом непохожим на все остальные?

П.К.: - Я еще не знаю, как он будет называться. Естественно, там будет очень много «изюма»… К слову, сейчас я делаю переводы или даже, скорее, стихи в стиле Артюра Рембó (французский поэт, один из основоположников символизма - авт.) – может быть, в новом альбоме будет большáя часть песен, навеянных его творчеством.

«ХОРОШО ЗАУЧЕННЫЙ ТЕКСТ ВСЕГДА ЦЕНИТСЯ»

- Хотелось бы немного узнать о вашей команде. Видно, что вы успешно экспериментируете и с музыкой, и с инструментами – взять хотя бы ту же игру на пиле, такая своего рода «фишка»… Кстати, у вас музыканты сессионные либо сотрудничаете на постоянной основе?

П.К.: - У меня музыканты все постоянные, просто есть два варианта, которые мы играем. Один – это акустический, без барабанов, без большинства инструментов. Другой – полный. Там барабаны, клавиши, скрипка, гитара, плюс еще бэк-вокалы. Барабанщик Игорь Кравченко и клавишник Илья Муртазин со мной уже очень давно. А все остальные участники – года два-три.

- Насколько важна для вас слаженность команды? Профессионализм – понятно, наверняка непрофессиональные музыканты к вам просто не попадут. А вот есть такое, что все «на одной волне», и понимаете друг друга с полуслова? Или же споры, непонимания все же бывают внутри команды?

П.К.: - Клавишник и барабанщик – они очень высокого класса музыканты… К тому же мы просто играем под метроном, и никаких проблем не возникает.

Работу всех остальных участников я использую, как краски, например, бэк-вокал – они приходят, и концерт изменяется в ту или иную сторону. Приходит гитарист – концерт изменяется в другую сторону. Вот и всё.

- Но авторитаризм присутствует в группе? Бывает такое, что вы настаиваете, что вот здесь так, и не иначе? Либо вам что-то советуют, и вы прислушиваетесь к советам?

П.К.: - Мои музыканты играют концерт, снятый с пластинки, который им дают. Какие могут быть советы, если актеру дали роль, и он должен эти слова повторить, вот и всё?..

- Ну, знаете, актерскую импровизацию никто не отменял…

П.К.: - Вообще, мой опыт съемок в сериалах говорит о том, что хорошо заученный текст всегда ценится…

- Ваши концерты проходят в основном в двух российских столицах. Нет желания выезжать куда-то за пределы? Ценители вашего творчества в других городах вам тоже были бы рады. И в Украине, несмотря на нынешнюю ситуацию – в том числе…

П.К.: - Я в Киеве каждый год выступаю. Вчера буквально мне оттуда позвонили, и речь шла как раз о концерте. Предварительно наметили в ноябре.

- То есть скоро можно вас ждать?

П.К.: - Да, конечно!

Беседовала Анна Роговская

Фото - Наталья Устинова

сентябрь 2014

г.Москва

Имя *:
Email *:
Код *:
©  АРТиФАКТ  2013 - 2017
Хостинг от uCoz
Разработал Павел Чуприна