все записи

развернуть

Общество активных инвалидов "Донецкие зори"

"ГЛАВНОЕ - ЧТОБЫ НЕ БЫЛО РАВНОДУШИЯ..." 

Так сложилось, что в нашем обществе бытует стереотип, что инвалид – это беспомощный человек, которого следует жалеть. Многие негласно относят инвалидов к некоему второму сорту, и очень удивляются тому, что они, оказываются, обладают различными талантами, создают семьи и радуются жизни. Причем умению радоваться жизни иным физически здоровым гражданам у инвалидов еще стоит поучиться… А заодно и их умению петь, танцевать и писать стихи. 
…Полуподвальное помещение в пятиэтажке спального района Донецка. Зал, кабинет и пара подсобных комнат. Обстановка, мягко скажем, небогатая. С потолка свисают «лампочки Ильича», света которых, впрочем, хватает не вполне. На стенах – распечатки жизнеутверждающих высказываний, у окна в углу – старенькое пианино. Здесь, в этих стенах, расположилось общество активных инвалидов – «Донецкие зори». Для них этот зал – одновременно вокальная, танцевальная и театральная сцена, а также площадка для репетиций и, собственно, место регулярного общения. Сами же участники художественной самодеятельности называют себя волонтёрами – для таких, как они, и для себя непосредственно. Потому что каждый день преодолевают трудности и помогают это делать окружающим… 

Людмила Кравчук, управляющая городским обществом активных инвалидов «Донецкие зори»:
Есть инвалиды, которые лежат дома и ждут, когда к ним придут и что-то для них сделают. У нас инвалиды – те, которые делают и для себя, и для других. Помимо того, что мы занимаемся художественной самодеятельностью, у нас работают кружки творчества, спортивные секции. Еще очень много инвалидов, которые не могут придти по состоянию здоровья – они вяжут дома носки, тапочки для сирот в детские дома и дома престарелых – вот у нас свежая партия, еще даже распаковать не успели. Это то, что мы отдаём безвозмездно. Активность заключается в том, что человек хочет помочь и себе, и другим. Мы не ждём, что кто-то придёт и скажет: «На вот тебе». Мы сами хотим быть полезными обществу. Мои помощники – они все инвалиды. И это люди, которые хотят самореализоваться. Они что-то в жизни ещё не сделали, но хотят сделать. И эти идеи рождаются, их полно. Правда, не всё из них мы можем воплотить... Например, по причине отсутствия места – вот у нас очень маленькое помещение. Когда мы его брали, мне говорили: «Ой, зачем тебе такое большое!..». А я говорила: «У меня столько идей, что придёт время, и оно будет маленькое». 

- Поделитесь идеями! 

Л.К.: Ну, у меня всегда была идея, чтобы наши инвалиды танцевали. Независимо от того, ходячий это человек или нет. Первой из тех, кто в Донецке начал заниматься танцами на колясках, была наша организация. Была у нас пара – Наташа Козлова и Володя Шейник. У него ни руки, ни ноги не двигаются, а он у нас смог даже танцевать… Мы участвовали в конкурсе «Золушка», для детей и молодежи среди инвалидов, и заняли там два первых места – люди, которые вообще никогда не танцевали!.. У нас есть девушка Инна – умница и красавица, хотя состояние здоровья очень тяжелое – несколько операций на сердце перенесла, плохо видит и слышит, киста в голове… И по понятным причинам обучить ее танцевать было просто нереально. Но они так выступили!.. 
   Какие ещё идеи?.. Мы создали свой театр – мини-театр «Дело в шляпе». Мы сами пишем сказки – точнее, берём уже существующие и переиначиваем на современный лад. 
    Ну, и конечно, хор. Пришли к нам люди, многие из которых вообще никогда не пели. А в прошлом году мы взяли по хору Гран-при… 
   Для чего всё это нужно? Дело в том, что это реабилитация. Музыка всегда лечила. И когда ты делаешь что-то для чего-то или кого-то, ты чувствуешь себя полезным, забываешь о своих проблемах и как бы выздоравливаешь. Я знаю по себе: бывает так тяжело, что по утрам и встать на могу. А прихожу сюда – и обо всём забываю (смеётся). Потому что суета – кому-то надо помочь, кого-то проконсультировать, здесь поют, там театр, и так далее. 

- И всё это – ежедневно? 

Л.К.: Нет, к сожалению. Пока я была более мобильной, конечно, мы каждый день с девяти до шести здесь были. Но сейчас я «невыездная». Конечно, у нас есть инватакси. Но там считают, что я сюда езжу на работу, а на работу они как бы не возят. Но работа – это когда тебе платят зарплату. А я сюда прихожу служить таким же, как я. За служение денег не платят. Вот и приходится мне сюда приезжать на обычном такси, за свой счёт. 

- Еще несколько лет назад слова «волонтёр», «волонтёрство» практически отсутствовали в нашем лексиконе. Сейчас мы слышим их повсеместно. Что это – мода на всё европейское, или люди в последнее время таки стали добрее? 

Л.К.: То, что волонтёры есть – хорошо. И это, на мой взгляд, – не дань моде. Просто вдруг у нас инвалиды «появились» - при Советском Союзе их как-то видно не было… Я сама – инвалид в течение 30-ти лет, но даже я представить не могла, что их так много. А когда стали больше говорить об инвалидах, тогда и люди о них узнали и решили им помочь. Люди у нас добрые вообще. И хотят кому-то помочь, что-то полезное сделать. Но они не знают, как, и не знают, где. И вот чем больше мы будем рассказывать о себе… Ведь хоть и говорят, что без денег тяжело жить, но деньги – не цель. Цель в том, чтобы тебя поняли… Иными словами – самореализация, это – самое главное для человека, для инвалида. Чтобы он был самодостаточным, чтобы мог пойти, куда он хочет, сделать то, что он хочет, и чтобы тем, что он делает, можно было воспользоваться. И без волонтёров очень сложно. Практически невозможно. И мы, по сути, между собой – тоже волонтёры. Потому что мы друг другу постоянно помогаем. 

От автора: Людмила Кравчук вспоминает – найти профессионального бескорыстного хормейстера было делом непростым. После ряда безуспешных попыток обратилась за помощью к своей знакомой Ольге Козловой – концертмейстеру Донецкой музыкальной школы № 1 имени Н.Леонтовича. Ольга оценила сложность ситуации и… предложила свою кандидатуру. С того момента прошел год. 

- Скажите честно – тяжело? Есть ли какие-то особые нюансы работы здесь? 

Ольга Козлова, концертмейстер, волонтёр: Нет, совершенно не тяжело. Потому что вот эти люди, которые сюда приходят, – они совершенно очаровательны. Мне кажется, они герои. Потому что они в любую погоду едут сюда из разных районов, хотят петь, и я думаю, им это во многом помогает. А я – мне не трудно, наоборот, мне это в удовольствие. 

- Для Вас – в удовольствие, но мне почему-то кажется, что не всякий обыватель может быть волонтёром... 

О.К.: Ну, есть люди разные. Вы же понимаете, что есть и безразличные люди – это самое страшное, на мой взгляд. Равнодушные люди, которых ничего не трогает. Ну, а в основной массе у нас люди такие… душевные. А равнодушие – я вот и своим певцам говорю: как можем, так и поём, главное – чтобы не было равнодушия. Именно от него все наши невзгоды, горести и несчастья. 

- Как создается «неравнодушный» репертуар? 

О.К.: Вот с песнями у нас такая ситуация. Я – музыкант классический, а здесь столкнулась с тем (и это – моя проблема), что наши ребята поют песни, которых я, может быть, даже не знаю. Я не очень люблю эстраду, я не очень её слушаю, и поэтому здесь трудности возникают. Но как-то мы уже немного нарабатываем репертуар. И я хочу теперь предлагать им сама произведения, которые, с моей точки зрения, интересны, и так, чтобы и хору было интересно. Плюс в нашей школе есть профессиональные вокалисты, я могу с ними посоветоваться, получить консультацию. Потому что я пианистка, но не вокалистка. И вот тут-то мне нужны советчики. Что мне участники хора предлагают, что-то я пытаюсь найти... Вот просто случайно у меня в школе мальчик играл «Капитан, улыбнитесь», и я подумала – надо бы включить в репертуар какую-то шуточную песенку, весёлую. Мы её взяли на вооружение и тут же выучили. Вот так и работаем, так и живём… Очень редко так бывает, что мне кто-то звонит и говорит, что что-то отменяется. За всё время такое было, пожалуй, один раз – из-за погоды, в гололёд. А так – всё нормально. Живём, поём, радуемся… 

Алла Румянцева, участница хора: Я вообще пела с юности – участвовала в знаменитом ансамбле «Веснянка», мы даже в Кремлёвском дворце выступали… Пела, пока замуж не вышла. А потом пошли дети, заботы – так что пела исключительно дома на кухне. А вот теперь пою здесь… Супруг не в восторге – остаётся без моего внимания. Но я всё равно сюда хожу. Вы знаете, это – как глоток воздуха. Я так всю жизнь привыкла за больными ухаживать – мама больная, муж инвалид, да и я сама такая же… А потом вот как сюда попала – совершенно случайно, я даже уже и не помню, кто мне подсказал, – я пришла, записалась, пригласили меня в хор. А потом так втянулась, и теперь, вы знаете, – я уже жить без него не могу. Каждую среду меня ничто дома не останавливает – я иду сюда. Здесь я отвлекаюсь, пою, как-то вот даже молодею душой… Хорошее это дело. И люди здесь – с физическими проблемами, но такие душевные, доброжелательные… Возможно, потому, что на себе боль почувствовали. Ой, расплачусь сейчас… 

Евгения Лихтенштейн, участница хора: Я сама живу в Пролетарском районе, и раньше была в основном там, в районном обществе инвалидов. А потом перешла сюда, в Кировский район – здесь хор есть, и вообще, можно себя более-менее проявить… Я люблю песню, очень люблю поэзию. Любовь к песне у меня с детства. Мне очень нравились песни Руслановой. После травмы позвоночника я была прикована к постели, и пела её песни лёжа, на всю комнату… Я росла без родителей, воспитывалась в детском доме, там участвовала в самодеятельности, пела в школьном хоре, потом поступила в медучилище, и выступления продолжила там, не оставила их, и поступив на работу в больницу… У меня была знакомая женщина – очень хороший голос. И мы вместе с ней ходили в близлежащие госпитали, интернаты – устраивали концерты, пели… Вот уже 2 года, как я не выступаю. Теперь я здесь… 

- Я слышала, что Вы, помимо того, что поёте, ещё и пишете стихи? 

Е.Л.: Да, но, увы, – пока ни одного сборника не издано – по финансовым причинам… Нужно найти спонсора, который бы помог в этом отношении. Пока желающих нет. У меня ведь стихи достаточно «тяжеловесные», возможно, не для широкого круга читателей… Пока я лишь участвую в литературных конкурсах. Неоднократно общалась там с представителями Союза писателей Украины – моё творчество они одобряли, но тоже советовали искать спонсора… Вот буквально недавно, в октябре, я свои стихотворения представляла в Днепропетровске, на 5-м Всеукраинском фестивале «Крылья творчества». 

- Прочитаете что-нибудь из Ваших произведений?.. 

Е.Л.: А я когда-то думал, что седые 
          Не любят, не тоскуют, не грустят. 
          Я думал, что седые – как святые 
          На женщин и на девушек глядят; 
          Что кровь седых, гудевшая разбойно, 
          Как речка, напоившая луга, 
          Течёт всё так же тихо и спокойно, 
          Не подмывая страсти берега. 
          Нет… У седой реки – всё то же буйство, 
          Всё та же глубина и быстрота. 
          О, как меня подводит седина, 
          Не избавляя от земного чувства!.. 
И, вы знаете, как бы там ни было, но я благодарна судьбе за то, что я участвую в жизни, не замыкаюсь в четырёх стенах, а иду в общество, проявляю себя. И это меня вдохновляет. Болезни я как бы оставляю за спиной, хотя идти порой приходится, в буквальном смысле превозмогая боль. Но песня и всё это участие – на первом плане. Хотя меня уже и ругают – мол, пора остановиться, заняться здоровьем… Но я знаю: если я лягу и буду просто лежать, у меня вообще всё скуёт, все суставы. Поэтому я двигаюсь. И получаю удовольствие... 

Людмила Кравчук, управляющая городским обществом активных инвалидов «Донецкие зори»: По сути, мы порой сами себе придумываем какую-то работу, чтобы без дела не сидеть… Когда как-то закончилась пряжа и нечем было вязать – потому что наша организация же никем не финансируется. Например, вот эти носочки, что мы вяжем, – это мы что-то старое распускаем, обновляем эту пряжу и потом делаем из неё новые вещи... Так вот, знаете, наши девочки тут же отреагировали – у одной депрессия началась, другая захандрила… Пришлось быстренько где-то что-то найти такое, чтобы распустить – и опять настроение у всех поднялось. Сейчас вот идут у нас разговоры, чтобы устроить аукцион, показать творчество инвалидов и созданные нами вещи какие-то распродать, чтобы заработать деньги на тот же материал… 

- Будем надеяться, что поддержка найдётся… Но как мотивировать людей делать добрые дела? 

Л.К.: Я всегда вспоминаю в этой связи мультик про Крошку Енота. Помните – когда он в первый раз пошёл к пруду с палкой и потом прибежал к маме – мол, там чудовище!.. И как она сказала: «А ты улыбнись этому чудовищу». Он сделал так – и получил взамен свою же улыбку. Точно так же и я хочу людям сказать: повернитесь лицом к инвалидам, к нуждающимся. Улыбнитесь им, побеседуйте, спойте с ними, просто сходите в парке погуляйте… Это вроде и несложно, но так необходимо для людей, которые одиноки, которые не могут этого сделать… Когда человек что-то дарит или что-то делает, выражает свою любовь, он становится добрее. И он свою же доброту гарантировано получает обратно... 

Беседовала Анна Роговская 

Интервью записано в рамках программы «Поверь в себя» 
Донецкой областной государственной телерадиокомпании

Фото из личного архива Людмилы Кравчук
Имя *:
Email *:
Код *:
©  АРТиФАКТ  2013 - 2017
Хостинг от uCoz
Разработал Павел Чуприна