все записи

развернуть

Синдром эмоционального выгорания

«И вроде жив и здоров… Так откуда взялась печаль?» 

    Эта цитата известного автора пришлась к слову в недавнем разговоре «по душам» в одном узком кругу. Круг этот состоит из людей, «в глазах света» весьма успешных, речь шла о работе, а всеобщим посылом было «всё достало». 
    Для человека, этого блага (то бишь работы) не имеющего, душевные терзания сытых интеллигентов вполне могут показаться надуманными. Но – именно «показаться». Потому что ощущение замкнутого круга на фоне насущной необходимости что-то изменить – не из приятных. И если эта насущная необходимость в силу тех или иных причин не находит реализации, то потолок, в который головой упёрся человек, может его основательно придавить. Даже деформировать. 
      О явлении, известном как «синдром эмоционального выгорания», рассказывает научный сотрудник научно-исследовательского центра психотренинговых технологий Донецкого юридического института, кандидат психологических наук Светлана Ковальчишина. 

- Объясните популярно, что такое «синдром эмоционального выгорания», о котором в последнее время мы всё чаще слышим? И почему раньше этот термин не звучал? Это – проблема сугубо ХХІ века? 

С.К.: - Вообще, так же, как и в случае с депрессией, это явление было известно уже давно. Наша психика таким образом устроена, что при длительной нагрузке, однообразной нагрузке она истощается. И синдром выгорания, по своей сути, – это психофизиологическое истощение, вызванное длительным пребыванием в напряженных ситуациях общения. То есть к группе риска в первую очередь относятся люди, работающие в сфере «человек-человек». Сейчас это явление действительно стало очень актуальным, и очень много об этом говорят, очень много проводится тренингов; приходят люди на консультации с проявлениями именно симптомов эмоционального выгорания. С чем это связано? Впервые очень много внимания уделили этому синдрому и, в принципе, дали ему название, именно «синдром эмоционального выгорания», американцы. Они занимались исследованием этого явления в середине ХХ века. В 1974 г. американским психиатром Гербертом Фрейденбергом был предложен вот именно вышеуказанный термин. 
     Почему это стало настолько актуально? Потому что проявления и последствия этого синдрома имеют под собой экономический, психологический и физиологический фундамент и отражаются на этих сферах жизни. То есть исследования этого синдрома начали финансироваться в первую очередь потому, что его последствия влияют на экономическую выгоду. Очевидно, что у человека с синдромом эмоционального выгорания снижаются качество труда, эффективность труда, а, следовательно, и объём продукта, который он производит. В условиях высокой конкуренции – сейчас американский бизнес-шаблон дошёл до нас, и тенденции ведения американской экономики мы видим в нашей стране, и поэтому, естественно, у нас сейчас это стало так же популярно, как было у них в середине прошлого века. Понятно, что любая компания хочет иметь здоровый персонал, так как только здоровый персонал приносит компании хорошую прибыль и помогает ей быть конкурентоспособной. И вот из этих соображений данное явление стали исследовать и изучать, откуда оно берётся и что же с ним делать. 

- «Синдром хронической усталости», «синдром профессиональной деформации (деструкции)», «синдром эмоционального выгорания», «синдром менеджера» – это синонимы одного и того же, либо здесь есть нюансы? 

С.К.: - Это всё – про один синдром эмоционального выгорания, то есть всё, что вы назвали, туда входит. Вообще этот синдром имеет свои стадии развития, и каждая стадия развития имеет те или иные проявления. Вот, допустим, синдром менеджера или синдром хронической усталости – в чем они проявляются? Человек начинает работать более 10 – 16 часов в сутки, испытывает постоянную усталость, затем – бессонницу, находится в перманентной тревоге и страхе. Дальше это тянет за собой психосоматические заболевания, профессиональные заболевания, профессиональную деформацию. И уже последняя стадия синдрома эмоционального выгорания – это профессиональная деструкция. Хотя сейчас в науке профессиональную деструкцию уже стали выводить отдельно как явление разрушения личности в процессе ее профессиональной деятельности. 

- В чём проявляется синдром эмоционального выгорания и как его отличить от плохого настроения вследствие временных профессиональных трудностей, скажем так, «текущих» неприятностей на работе? 

С.К.: - Я сейчас расскажу о его стадиях. Начальная – так называемый «медовый месяц» – когда человек с удовольствием работает, но в какой-то момент замечает, что его производительность, энергичность снижаются. Это – первый сигнал. Потом появляется вторая стадия, когда человек уже испытывает синдром хронической усталости. То есть он уже не восстанавливается, он постоянно испытывает эту усталость и перестаёт получать удовольствие от своей работы. В дальнейшем – при наличии соответствующей мотивации – он продолжает трудиться за счёт своих внутренних ресурсов. И постепенно переходит на третью стадию – стадию профессиональных заболеваний, когда у него уже начинается гипертония, болезни сердца, частые головные боли, продолжаются бессонница, тревожность. На фоне этого появляется хроническая раздражительность… И в дальнейшем, естественно, эффективность его труда будет снижаться, и от этого ещё больше растёт тревога. 
     Получается своего рода замкнутый круг. Человек боится, что не успеет выполнить свою работу, на фоне своей усталости и нервозности он-таки не успевает, потому что в тревоге человек не в состоянии разложить всё «по полочкам», организовать себя. Только в состоянии самоорганизованности можно как-то спланировать свою деятельность и всё выполнить осознанно, качественно и до конца. Он до конца ничего не доделывает из-за этой тревоги, естественно, она накапливается-накапливается-накапливается – и человек крутится, как белка в колесе, между частыми командировками, бесконечными совещаниями и придирками руководства. После третьей стадии наступает четвёртая, когда человек, по сути, уже болен. Понятно, что работать он уже не может – разрушаются результаты его деятельности, это уже не тот качественный труд, который был раньше. Допускаются профессиональные ошибки, нарушаются взаимоотношения с коллегами, отношения дома в семье. У человека возникают депрессивные состояния, падает самооценка, и таким образом он автоматически переходит к пятой стадии, когда сознание сужено, а психика неспособна справляться с этим напряжением, которое не проходит вообще. И человек потихоньку теряет смысл жизни, утрачивает социальные контакты... На этой стадии уже снижаются творческие способности, уровень интеллекта – точнее, снижаются они ещё на 3 – 4 стадиях, а на пятой они уже разрушаются. Он уже не может думать так эффективно, как раньше. Соответственно, он не может успешно вести переговоры, не может конструктивно общаться с людьми. Как следствие – человек становится изолированным, кризис в его состоянии приобретает тотальную форму, достигает своего пика… 
       В самом крайнем случае вся эта цепочка заканчивается для человека трагически. Либо по какой-то профессиональной причине – инфаркт, например, либо же это попадание (вследствие погруженности в свои проблемы и банальной невнимательности) в какую то сильную травматичную ситуацию – те же дорожные аварии... И суициды бывают. В частности, в нашей профессиональной милицейской среде такие явления, к сожалению, случаются. 

«Тебе повезло – ты не такой, как все…» 

- Как противостоять этому опасному явлению? 

С.К.: - Вот, кстати, чем синдром эмоционального выгорания коварен – особенно среди наших соотечественников я замечала: они не обращают внимания, не идентифицируют его у себя. И первую-вторую стадии проскакивают, что называется, «на раз». На третьей стадии, если врачи не забьют тревогу, если ничего не заметят близкие и родные, и человек будет работать дальше, проблема будет только усугубляться. Как правило, за помощью к психологам обращаются лишь на 4 – 5 стадиях синдрома эмоционального выгорания. И вот тогда у человека уже целый «букет», целая история того, как он дошёл «до жизни такой». Если человек всё-таки задумается и как-то обратит на себя внимание, то этот клубок возможно распутать – путём осознания себя, осознания того, что именно не устраивает. 
       Вообще возникновению синдрома эмоционального выгорания способствуют 3 фактора: во-первых, личностные – это если человек по своим личностным характеристикам как-то не соответствует работе, которую он выполняет. Например, он – интроверт, склонен к работе с документами, к их систематизации – а ему по работе надо общаться с людьми и/или выступать на публике… Он идёт на эту работу за деньгами, за статусом – а по своим личностным характеристикам он не способен это делать. И он начинает «выгорать». Аналогично – человек попал на должность, которой он не соответствует по своей сути, как следствие – он находится в ролевом конфликте. Ну, и, соответственно, организационные моменты. Практически в каждой второй организации у нас бюрократия, сложная подчиненность, тотальный контроль, непростой контингент, с которым приходится работать, общаться – и вот это всё способствует тому, что у человека происходит эмоциональное выгорание. Если только он не научится как-то оберегать себя, переключать – например, заняться спортом, больше внимания уделять хобби, детям, семье, то есть пребывать в какой-то приемлемой для себя среде. 
       Бывает и так, что со стороны всё кажется вполне благополучно – человек занимает по общепринятым меркам хорошую должность, получает опять-таки достойную зарплату – но внутри себя испытывает изматывающий его дискомфорт. В этом случае нужно выяснить, какие факторы приводят к неудовлетворённости работой. Провести анализ деятельности, в чём там причина – то ли роль не та, то ли люди не те, то ли деятельность не та… То есть какой-то стереотип работает, а его можно поменять, проанализировав все плюсы и минусы – может, мы зациклились на каком-то одном минусе и забыли о том, сколько в данной работе плюсов. Сделать переоценку ценностей, и тогда это даст силы как-то по-новому посмотреть на жизненную ситуацию, в которой человек оказался. И это будет профилактикой эмоционального выгорания и человека поддержит. 

- Либо же может быть так, что, например, человек внутренне уже «дорос» до более высокой должности и статуса, а его "задвигают"… 

С.К.: - И это может быть. Понимаете, когда человек занимается не своим делом, не на своём месте и не в своей роли – вот это всё способствует тому, что он будет эмоционально выгорать. То есть, если я люблю свою работу, я доволен местом, на котором я нахожусь, и я доволен ролью, которую я выполняю, у меня не будет этого выгорания. Я буду долго и счастливо заниматься этой деятельностью, приносить прекрасные результаты труда и, как говорится, делать себя и всех вокруг счастливыми. Если же это не совпадает – сами понимаете… Но если человек берёт на себя ответственность за свою жизнь и отдаёт себе отчёт в своих трудностях – это одна ситуация. Потому что психика наша вообще обладает прекрасной способностью адаптироваться, и организм наш вообще прекрасен – он может приспосабливаться к любым условиям. А если я говорю – это вот государство не такое, начальник не такой, кто-то другой виноват в моих проблемах – то это всё будет способствовать тому, что ситуация будет только усугубляться. То есть я себя обрезал, связал по рукам и ногам этим представлением, и дальше всё – я уже двигаться никуда не могу, пока не придёт какой-то волшебник и не спасёт меня, не выдернет из этой ситуации, не перетянет на другую должность, не заставит учиться другой профессии и вообще не найдёт за меня какой-то путь моей жизненной самореализации. 

- Можно ли говорить о каких-то закономерностях в подверженности людей синдрому эмоционального выгорания – по полу, возрасту, статусу?.. 

С.К.: - Честно говоря, когда я занималась изучением этого синдрома, то в одних исследованиях утверждалось, что нет зависимости между полом, статусом, возрастом, стажем работы и так далее. Но мнения по этой проблеме различны. Исследования, которые проводились у нас, на наших сотрудниках, говорят о следующем. Если человек находится в своей деятельности примерно 6 – 10 лет, то он в этот период в большей степени подвержен синдрому эмоционального выгорания. После 10-ти лет, если человек продолжает заниматься той же деятельностью, то проявления эмоционального выгорания в большинстве случаев уменьшаются. Потому что, как правило, он уже адаптировался и в большинстве случаев у него уже сформированы соответствующие защитные механизмы. Зарубежные исследования говорят о том, что эмоциональному выгоранию больше подвержены женщины в силу высокой эмоциональности и вовлечённости в работу – хотя вот у нас в милиции, наоборот, сильнее «выгорают» мужчины... То есть, несмотря на то, то синдром этот изучается уже больше 60 лет очень активно, придти к какому-то конкретному однозначному мнению достаточно сложно. Я думаю, что это сугубо индивидуально. Человек может придти на работу молодым, и в силу то ли хорошей замотивированности, то ли устойчивости нервной системы, то ли хорошего коллектива будет успешно справляться со своими обязанностями. И вот он работает-работает – а потом вдруг у него что-то произошло в семье, плюс с возрастом поменялись жизненные ценности, и эта деятельность становится ему немила, но он в ней продолжает оставаться. И начинает «выгорать». То есть здесь всё очень индивидуально, и выделить отдельные категории и закономерности очень сложно. 

- В течение какого времени процесс может продолжаться? 

С.К.: - Тоже очень индивидуально. Человек может пройти все стадии и «сгореть» даже за полгода – если, например, у него собрались «до кучи» все негативные факторы: и личностная несовместимость, и роль не та, и деятельность не та, и конфликты на работе, и организационная структура сложная, и всё – раз, и он «сгорел», если вовремя оттуда не ушёл… Продолжительность зависит от многих факторов – от типа нервной системы, от того, какие у человека есть ресурсы – поддержка, семья, друзья; занимается ли он спортом, прибегает ли к каким-то методам профилактики эмоционального выгорания или нет. 

«От работы дохнут кони, ну, а я – бессмертный пони…» 

- Одно из новомодных словечек нынешнего времени – «лузер», то есть неудачник. В нашем обществе, пожалуй, стало привычным вешать на людей ярлыки и выносить им приговор как «несостоявшимся». Но, как говорится, судьи кто? И каковы вообще критерии «лузерства», если они есть? 

С.К.: - Вот это вешание ярлыков – оно очень необъективно. Скажу больше – я обратила на это внимание, потому что часто клиенты приходят на консультации вот с такими представлениями, особенно подростки – мол, «хочу всё и сразу»… 

- Быть бедным, неудачником – «стыдно»… 

С.К.: - Это – манипуляция. Для того, чтобы люди загоняли себя в упряжку, страдали этим синдромом менеджера, пренебрегали в угоду работе своим индивидуальным развитием, потребностями, самореализацией. Рекламные ходы стандартны: машина – такая, женщина – такая, семья – такая… А ведь всё очень разное на самом деле. И люди разные. Но когда человек понимает, что не соответствует этому навязанному шаблону, то под влиянием стереотипов он делает вывод, что с ним «что-то не так». Да с тобой всё «так» – ты только определись, как должно быть у тебя. Счастье у каждого своё, и успех – это понятие субъективное, а не объективное. «Лузером» ты можешь себя ощущать, если не достигаешь каких-то своих целей. Но машина «Порш» и директорская должность в какой-то крутой компании не есть универсальная цель для всех. У меня могут быть какие-то совершенно иные критерии успешности. Женщинам вот тоже навязывают, например, шаблон «бизнес-леди», и так далее – да у неё могут быть совершенно иные ценности в жизни! Но когда нам это всё подаётся с экранов телевизоров, в ярких красках, то это всё управляет нашим сознанием. Не смотрите телевизор! (смеётся – авт.). Или меньше смотрите – потому что там слишком много манипулирования нашим сознанием в ту или иную сторону. Нам показывают, что мы должны жить по тому или иному образцу, хотя этот образец и не ведёт нас к счастью. Посмотрите на американское общество – я не вижу там много счастливых людей, вот правда... Даже вот возьмите, проанализируйте любой сериал – какие там у них проблемы? Крах ценностей, семейных отношений – женско-мужских, взаимоотношений с детьми… Потому что все куда идут – правильно, в карьеру, в работу. А что они там делают? Они загоняют себя в этот синдром менеджера, натягивают на себя узду и продаются в рабство. Им даже толком тратить деньги некогда. Вопрос – зачем?.. 
   Поэтому – это всё очень навязано, это жёсткая манипуляция человеческим сознанием. Нужно прислушиваться к своим потребностям – «чего я хочу?», «каков мой личный путь?», «чего я хочу добиться и в какие сроки?» Что я буду делать с той же самой машиной, со своим социальным статусом, и так далее? И если я всего этого добьюсь – что будет с моим окружением, с моими родителями, друзьями, с моим здоровьем?.. Потому что для того, чтобы чего-то добиться, нужно заплатить определённую цену. А если ты много работаешь, и работаешь не в своё удовольствие, а ради «американской мечты», то ты однозначно будешь «выгорать». Вот эта вся красивая картинка, на мой взгляд, возможна только в том случае, если человек нашёл свой путь, свою стезю, роль, призвание, и очень быстро реализовал, раскрыл этот свой потенциал. Но так бывает очень редко, а вообще то же телевидение нам навязывает, что «вот эта работа хороша, а вот так надо отдыхать». И мы просто не можем сориентироваться, чего мы на самом деле хотим и где наш путь. И все эти сильные кричащие сигналы агрессивной рекламы просто сбивают нас с нашего пути. Поэтому понятие «успешности» и «лузерства» или «нелузерства» - это фикция. Нет такого. 

- Как в таком случае под напором навязываемых стереотипов сохранить своё «я» и отделить истинные цели от ложных? 

С.К.: - Чаще спрашивайте себя: «Чего я хочу?», «Каковы мои цели?» и «Добиваюсь ли я этих целей или нет?». И обращайтесь к своим потребностям, не игнорируйте их. Если вы столкнулись с ситуацией, которая вам не нравится, или у вас не получается прислушаться к себе, разобраться в себе, то можно обратиться к специалисту – сейчас это довольно распространено. Но вначале я всё-таки рекомендую задать себе вопрос – чем бы вы хотели заниматься и что в данный момент вас не устраивает. Самому для себя проанализировать. И если в процессе такого самоанализа идея придёт, дальше уже её реализовывать. Если всё-таки нет – идти к квалифицированному специалисту, который поспособствует тому, чтобы эта идея пришла. Потому что, конечно, в запущенных случаях идеи могут уже не приходить… 

- Стоит ли бояться что-то менять – ведь со стороны порой может казаться, что человек «рискует необходимым, чтобы получить излишнее»? 

С.К.: - Если вы задумываетесь – а нужны ли вам перемены, значит, они вам нужны. Значит, уже есть что-то такое, что заставило вас задуматься об этом, и мысль эта пришла к вам в голову не просто так. Как правило, назад вы всегда сможете вернуться. И то, как мы жили раньше, мы уже знаем… Я думаю, что всегда стоит попробовать. Перемен не нужно бояться!

Беседовала Анна Роговская

интервью записано в рамках программы "Жити Безпечно" 
Донецкого областного телевидения
Имя *:
Email *:
Код *:
©  АРТиФАКТ  2013 - 2017
Хостинг от uCoz
Разработал Павел Чуприна